Теория большого хаоса

Руководители ЕС точно знают, что нужно сделать, но не знают, как после этого пройти в Европарламент на следующих выборах.

Во все времена теории заговоров были популярны. Они предусматривают существование некоторого организованного ядра, которое управляет человечеством в своих интересах. Однако насмотревшись на все, что происходит в большой политике, я бы предложил другую теорию. Теорию большого хаоса.

Теория заговора была бы возможна в идеальном обществе, с идеальными, никогда не ошибающимися людьми. Как-то мне такие не встречались. Скорее в этом мире преуспевают те, которые понимают существующий хаос и умело используют его в своих интересах. Это ближе к истине.

Если вы обращали внимание на выражение лиц только что избранных президентов больших стран, то наверняка увидите у них состояние крайней растерянности. Как будто человек узнает что-то такое, что резко опрокидывает его представление об основах общества.

Что они узнают? Они узнают, что мир, который мы привыкли видеть организованным, упорядоченным и управляемым, вовсе таковым не является. Структура общества усложняется. В результате процессы в нем становятся все менее предсказуемыми, а следовательно, все менее управляемыми. Поэтому лидеры, пока не привыкнут к этому, придавлены чувством страха из-за того, что несут ответственность за процессы, которые они полностью или частично не контролируют.

Лидеры стран возглавляют гигантские машины, но возможности управлять этими машинами у них ограничены. Поэтому очень вероятны столкновения и даже не потому, что этого хотят политики, а потому, что зачастую нет возможности этого избежать.

Трагедия политиков в том, что никому об этом не расскажешь. Его избрали главой государства и все ждут от него результатов. Сам будущий лидер во время предвыборной кампании рассказывал, как он все изменит и всех порвет.

Проблему точно описал нынешний председатель Европейской комиссии Жан-Поль Юнкер: «Мы знаем, что надо сделать, но не знаем, как после этого быть избранными на следующих выборах». Поэтому, чтобы быть избранными, политики начинают двойную игру. Одну для общества, другую – чтобы попытаться избежать опасностей, которые видят они, но не видят его избиратели.

Чтобы их избрали, используются разные приемы. Например, политики приписывают себе позитивные события, которые произошли бы и без их участия. Примерно это мы видим в современной Европе. Таким образом удается поддерживать свою популярность без серьезных реформ. Это хорошо во времена стабильности, а когда наступают тяжелые времена кризисов, то этому лидеру трудно оправдаться. Никто не верит, что кризис наступил не по его, лидера, вине, если он сам ранее всех уверял, что даже восход солнца под его контролем. Иллюзия, которая помогала ему в хорошие времена, безжалостно топит его во времена кризиса.

Однако это не значит, что он ничего не может сделать. Лидер обладает властью, которая хоть и ограничена, но это все же бОльший ресурс, чем у простого гражданина страны. Задача мудрого политика – пытаться понять сложность и хаотичность этого мира и с помощью имеющихся в его распоряжении власти и ресурсов пытаться держать баланс между состоянием полного хаоса и тоталитарного порядка. Обе эти крайности опасны для человечества.

Здесь многое зависит от общества. То, как мы понимаем, что происходит вокруг нас и то, как мы реагируем на горькую правду. Отбирая тех, кто нам сладко льстит и прогоняя тех, кто пытается рассказать о проблемах, мы готовим себе большие неприятности.

Если кто-то думает, что живет в предсказуемом обществе, то значит он, живя, например, в ХХ веке, в отличие от своих современников легко бы предсказал начало двух мировых войн, многих революций, Великую депрессию, развал и создание новых стран. Это значит – перед нами пророк. Но такому пророку трудно было бы мыслить позитивно, зная, какие испытания ожидают общество, и еще труднее верить, что политические лидеры – это супермены, которые предотвратят эти бедствия.

Американский мыслитель Френсис Фукуяма в 90-х годах, под впечатлением падения коммунистических режимов, написал свою книгу: «Конец истории, или Последний человек», в которой восторженно объявил, что история завершается, а либеральный капитализм – это ее венец. Дескать, это самый стабильный строй, который даст только процветание и развитие. Сейчас тезис Фукуямы вспоминают, разве чтобы поиздеваться над его наивным прекраснодушием. Человечество никогда не останавливается, оно всегда в движении, иначе мы до сих пор бы радовались изобретению палки-копалки.

Наш мир будет гораздо более безопасным, если мы признаем его сложность и неоднозначность, будем заставлять политиков предоставлять нам всю информацию, какой бы огорчительной она для нас не была. Осознание своих слабостей – это большая сила. Сила, которая позволит нам пережить испытания и продолжить развитие.

Андрей МАМЫКИН, депутат Европарламента,
andrejs.mamikins@europarl.europa.eu