Дороговизна лекарств – последствия безответственности политиков

Фото: Scanpix / Caro / Anke Teschner

Высокие цены на лекарства в Латвии удивляют не только нас. Поражаются тем, насколько дорогие медикаменты в наших аптеках также жители соседних стран… да что там, - глаза становятся больше у приезжих из западной Европы. Почему это происходит, анализировали журналисты и Совет по конкуренции. Только политики, судя по всему, не обращают внимание на стоимость лекарств.

Ответственные лица меняются, политика – нет

Только один пример стоимости популярных лекарств: Ibumetin в Великобритании стоит 0,33 евро, в Латвии – 1,79 евро. То есть, мы платим почти в 5,5 раз больше, чем британцы. И такое сравнение можно сделать далеко не только с этим медикаментом.

А основанием для таких цен послужило решение Сейма, принятое девять лет назад, когда внесли изменения в закон о фармацевтике. Ответственные – тогдашний министр здравоохранения Дидзис Гаварс и глава парламентской комиссии по социально-трудовым делам Аийя Барча.

Тогда было решено, что аптеки могут принадлежать не только фармацевтам, пишет lsm.lv. И это привело к диктату производителей и торговцев. С тех пор сменились парламенты, главы Минздрава, но ни один закон, сдерживающий стоимость лекарств не изменился.

Совет по конкуренции обеспокоен отсутствием решений

«Меняются министры, а ситуация в сфере остается неизменно стабильной. Не изменилось абсолютно ничего», - говорит советница в сфере конкурентной политики Совета по конкуренции Дита Дзервиниеце. По ее словам, она уже семь лет принимает участие в нескончаемых собраниях с участием политиков, на которых только рассуждают о необходимости что-то менять.

В результате, в Латвии не только высокие цены на лекарства, но и то, что фармацевты подчинены бизнесу в такой мере, что порой составляются списки препаратов, которые им обязательно необходимо продать. И не только потому, что конкретный медикамент поможет пациенту, а потому, что, продав его, фармацевт получит надбавку к зарплате.

По словам представительницы Совета по конкуренции, предложения, которые могли бы сдержать цены поступали. Например, как это происходит в Британии, Дании, Италии и США, позволить продавать лекарства в магазинах, что будет содействовать конкуренции и уменьшению цен. Это предложение было отклонено.

Предложение расширить право Совета по конкуренции ограничивать монополизацию фармацевтической отрасли – тоже отклонено. «Минздрав абсолютно против этого, и законопроект завис в коридорах власти», - сказала Дзервиниеце.

Совет по конкуренции возлагает надежды на нынешнюю главу Минздрава Илзе Винькеле. Если она согласится что-то изменить, может развязаться настоящая борьба. Определенно, свою выгоду всеми способами будут отстаивать те, кто в большей степени несут ответственность за высокую стоимость медпрепаратов - оптовые торговцы и аптеки.

Потребители продолжают спонсировать фармацевтический бизнес 

На этой неделе было опубликовано очередное исследование, которое вновь показало, насколько неблагоприятна к жителям реализуемая государством политика в сфере фармацевтики.

Например, если стоимость лекарства от производителя составляет 20 евро за упаковку, оптовики в Эстонии могут сделать наценку в размере не более 0,6 евро, в Литве - 1 евро, а в Латвии - 2,84 евро. А затем еще и аптеки могут сделать наценку максимум на 3,09 евро в Эстонии, на 3,57 евро в Литве и на 4,92 евро – в Латвии.

И заключительный этап наценки – налог на добавленную стоимость, размер которого в Эстонии составляет 9%, в Литве 5%, а в Латвии – 12%. Наглядно видно, что на всех уровнях процесс удорожания лекарств (на пути от производителя до потребителя) в Латвии – самый стремительный.

Поделиться 4